Веселый и грустный, музыкальный и пластичный, обаятельный и мудрый – идеальный артист оперетты с равным совершенством владеет всеми гранями сценического мастерства. Хоть этот жанр и именуется «легким», преуспеяние в нем – особый труд, тяжелый труд. Создать ощущение искрящего праздника, без буффонады и дурачества. Увлечь вихрем сюжета, не погружая в тяжкие думы. Выкинуть замысловатое коленце, выглядя при этом обычным симпатягой-прохожим. А главное – прогнать печаль. В любых обстоятельствах. Это обязательно должен уметь артист музыкальной комедии.

Преображать пространство холода и пустоты в место радости и силы вот задача артиста оперетты. В трагические годы людям особенно нужны светлые истории о любви. Уже давно стало фактом истории, что только эта – и именно эта – труппа осталась в осажденном городе целиком. Поэтому судьба Театра Музыкальной комедии так крепко переплетена с самым страшным периодом жизни Ленинграда.

Это бесконечно редкий дар: уметь улыбаться сквозь слезы. Всю Блокаду – все 900 дней – артисты этого театра, чей быт и рацион ничем не отличались от соседских, просто выполняли свою работу: заряжали оптимизмом и тем самым спасали жизни. Помогали своим зрителям отойти от обрыва и, стиснув зубы, поверить: завтра – настанет. Будущее – будет.

Павел Григорьев – истинный и достойный их преемник – тоже ежедневно делает именно это. Смеется, грустит и балагурит на сцене, пропевая и проживая незамысловатые истории с потрясающе простой и глубокой подоплекой: радость жизни излечивает все. Ну, или, по крайней мере, очень многое. Актерское обаяние и умение зажигать свет в любой душе – именно это делает его незаменимым в каждом спектакле, в котором он участвует.

В спектакле «Музы сопротивления» он, собственно, и будет самим собой – артистом «легкого жанра», сумевшим даже под бомбежками и в ледяном голодном аду сохранить тонкое и светлое чувство – не поверите – юмора.