Актриса, воплотившая в себе все черты петербургской красоты.

Эта красота – вне времени: Ксению Раппопорт равно легко можно представить и героиней прошедшей эпохи, и девушкой из завтра. Эта красота – не броская, но очень яркая. Когда Ксения появляется в кадре или на сцене, она магнитом притягивает зрительские взгляды. В этой красоте соединились мятежность и смирение. Но Петербург – город парадоксов. А Ксения Раппопорт – его любимая героиня.

Она работала со многими режиссерами – в театре, кино и сериалах (назовем хотя бы троих: Джузеппе Торнаторе, Кирилл Серебренников, Павел Лунгин). Но именно Лев Додин, сделавший ее ведущей актрисой МДТ-Театра Европы, превратил тонкий стебель в прекрасный цветок. В Петербурге всегда плодотворная почва искусства вытесняет холодный гранит.

Всего один штрих к портрету профессионала и человека: главная роль в четырехсерийном фильме «Ладога» Александра Велединского. Потеряв сына, ее Ольга берется водить полуторки по Дороге жизни, где каждый рейс рискует стать последним. Вообще, тема Блокады для каждого, родившегося в Ленинграде-Петербурге, становится мерилом силы человеческого духа – и Ксения проживает эту историю не только как вызов себе-актрисе, но, прежде всего, как возможность пройти, пусть и на экране, тот крестный путь, который был предложен эпохой столь многим... Отказываясь от дублеров, Ксения прыгала в ледяную воду, вела замороженными пальцами грузовик – потому что испытать отчаяние матери, теряющей подо льдом сына, можно только самой окунувшись в холодную воду. Как в невыносимую боль.

В спектакле «Музы сопротивления» Ксения Раппопорт говорит хрупким и трепетным голосом балерины, звезды блокадного города, но все равно остается самой собой – музой современного Петербурга.

Прошлое и настоящее неразделимы. И время не утекает – оно все переплетает и все хранит.