Владимир Кошевой

 
Так сложилось, что «костюмные роли» в его биографии преобладают — возможно, потому, что Кошевой, как никто, созвучен таинственной вибрации понятия «загадочная русская душа».

Он — мятущийся Раскольников, которого критики назвали «ангелом с топором». И он же — аристократичный до зубовного скрипа Феликс Юсупов, воплощение светских пороков, борющееся с еще более мощным пороком политическим. И он же — небритый семинарист, медленно, но неизбежно превращающийся в главного демона столетия. За последние 10 лет Владимир Кошевой сумел воплотить на сцене и на экране образы, которые во многом можно назвать ключевыми и корневыми для понимания сути российской истории и русского характера.

Для него очень важно звучащее слово: он создал и многие годы дорабатывает авторскую программу по поэзии Гумилева, играет с Сати Спиваковой литературный роман по письмам Тургенева и Виардо — и неспешный век, черпавший силы в глубине человеческих чувств, а не в скорости смены трендов, ему к лицу. Более того: он сам умеет превращать в тренды то, что его интересует.

Именно поэтому в проекте «Веселое имя — Пушкин» Владимир Кошевой столь же органичен и необходим, сколь витален для русской культуры сам Александр Сергеевич.











От первого лица

«Зачем читать Пушкина? Это основа нашего языка — он универсален и современен. Он словно библейский пророк, даровавший народу заповеди русской словесности, поэтому его стихи и проза абсолютно доступны любому человеку, живущему в двадцать первом веке. Пророк и учитель, ловелас и джентльмен, прекрасный сказочник и революционер — невероятное сочетание всего. Пушкин — и национальный, и народный, и государственный создатель языка. Автор известных во всем мире произведений, растасканных на цитаты, афоризмы и поговорки. Он великолепный трагедийный, лирический, исторический и комический рассказчик. Законодатель мод и барометр человеческого достоинства, выраженного в слове. Равный среди великих. Пушкин — поэт, который действительно наше все»

«Мне кажется, герой нашего времени сейчас формируется, мы практически его осязаем. Есть потребность в проявлении нормальных человеческих качеств. Мы хотим видеть человека порядочного, честного, на которого можно положиться»

«Умение слушать — врожденное качество, научиться этому нельзя»

«На сцене происходит обмен энергией со зрительным залом и мгновенная отдача. Сложно передать чувство, когда ты играешь, а на тебя смотрят сотни глаз. Несравненное удовольствие — читать стихи со сцены»